0 0
Доставка по всей России
Самовывоз - Москва (м.Тушинская)
Подробнее

Начальная школа

- В эфире программа «Завтра в школу» и её ведущая Арина Смолякова. Сегодня мы будем говорить о начальной школе – о том, с какими трудностями сталкиваются ученики младших классов, да и учитель тоже. Сегодня у нас в гостях – учитель начальных классов московской школы №875 Виталий Викторович Уралов. Здравствуйте!
- Добрый вечер! Здравствуйте, Арина!
- Виталий Викторович, профессия учителя начальных классов у нас считается сугубо женской, очень сложно найти мужчину – учителя начальных классов. Расскажите, пожалуйста, как вы пришли в эту профессию. Вы почувствовали призвание – или как это произошло?
- Если коротко, то история такова. Я сбежал с третьего курса Первого московского медицинского института имени Сеченова. Правда, до этого я два раза «бегал» в пионерские лагеря летом, но вот это пребывание в пионерском лагере – хорошем, необычном, интересном, – переключило меня на педагогику. Я просто ушёл в педучилище, потом в пединститут, в школу… В общем, нырнул, пока там и остаюсь. Тридцать лет уже скоро.
- Вы считаете, что правильно выбрали профессию? Она вас устраивает, она вам нравится?
- Пока я считаю, что я занимался своим делом. Я что-то постиг интересное в своей профессии, что-то в ней нашёл, открыл для себя, для других. Так что всё в порядке.
- Виталий Викторович, наверное, самое сложное – это когда ребёнок приходит в первый класс, и сложности заключаются не только в адаптации его к коллективу, к новым формам деятельности, учёбе – но и в том, что перед школой его очень активно учат. И в детском саду – детские сады получили статус образовательного учреждения, – и родители тоже: они не хотят, чтобы ребёнок пришёл в школу, не умея читать, писать. И практически дети идут уже подготовленными. Как это на них сказывается? Это хорошо или плохо – такая чрезмерная подготовка к школе?
- Чрезмерная – всегда плохо. Но то, что дети увлечены, они болеют этим, переживают – хорошо. Моя маленькая дочка через год только пойдёт в школу, но очень хочет, уже давно, готовится, сама учится, без меня. Им нужно помочь прийти в школу и найти себя, им нужно помогать первое время, просто интересоваться, чем они живут.
- Считается, что лучше, если дети учатся читать и писать в школе. Как вы считаете, если ребёнок уже до школы научился читать и писать – это хорошо или плохо?
- В современном образовании есть такое противоречие: детский сад не обязан учить детей читать, он их готовит по своим программам, но учить чтению должна школа. И при этом все родители знают, ощущают, понимают, что они должны подготовить ребёнка, научить его читать: так ему будет легче в начальной школе. Учителя готовы ко всему: они готовы учить детей, которые не умеют читать и сделают свою работу быстро, хорошо, – к концу года будет всё в порядке. Учитель должен быть готов к сильным, продвинутым детям, которые читают, которые считают хорошо – значит, их нужно развивать дальше. Главное, чтобы они не остановились на месте.
- А если в классе есть и сильно подготовленные дети, и совсем неподготовленные – как учитель с этим справляется?
- Как мама справляется в многодетной семье? Маленький ребёнок на руках и ещё семь-восемь по лавкам – она же умеет ими управлять? Так и учительница или учитель. Это их профессия, нужно научиться к каждому искать свой подход, ключик…
- Многие родители хотят отдать своих детей в школу пораньше, не в семь – семь с половиной лет, а в шесть, а то и в пять некоторые отдают – считают, что их ребёнок уже достаточно развит интеллектуально… Как думаете, это идёт ребёнку на пользу?
- Я уже долго в школе работаю, и у меня есть аргументы и за, и против. Я допустил такую ошибку сам, мой старший сын пошёл в школу раньше времени и я видел минусы этого обучения. Сейчас я говорю родителям, которые приводят ко мне ребёнка, которому ещё двух, трёх месяцев, полугода не хватает до школьного возраста: «Вы на одиннадцать лет отправляете ребёнка не в свою весовую категорию». Он должен одиннадцать лет бороться, сражаться с одноклассниками, которые сильнее, старше его. Нет особых проблем, чтобы научить этого ребёнка! Здесь как раз плюс может быть в чём: дети за четыре года начальной школы – потом это девальвируется, выравнивается – учатся бороться. Для жизни это пригодится, почему нет?

- Но это не стресс для ребёнка?
- Стрессов сейчас в нашей жизни много, с любой стороны их можно ожидать.
- То есть в этом ничего страшного нет?
- Я пытаюсь родителям показать, что в каждом классе – в первом, втором, третьем, четвёртом классе – наступает такой момент, когда начинается изучение какой-то сложной темы и ребёнок не может физиологически воспринять её легко, играючи, как это было бы через год, если бы он пришёл попозже. Ему трудно, он с гораздо большим трудом это воспринимает, чем другие дети, он чуть-чуть не подготовлен – но они трудятся с родителями, бабушки подключаются, за меня работают, дорабатывают. Я это не люблю, но что делать…
- То есть семья всё равно подключается к школьной жизни.
- Как правило, такие дети приходят из семьи, где мамы очень много работали до школы. Может быть, устали от этого, решили пораньше его сдать: пусть дальше с моим гением кто-то другой будет работать. Не всегда это работает, и если они опускают руки – это плохо; если продолжают помогать, присматривать, интересоваться, что происходит с ребёнком в школе, – то всё в порядке, это всё проходит не очень тяжело, гладко.
- А с какими трудностями дети сталкиваются в первом, втором, третьем, четвёртом классе? Каковы основные проблемы, которые им приходится решать, какие барьеры преодолевать приходится?
- Родителям, которые отправляют детей в школу, надо этим интересоваться – особенно первопроходцам, у которых первые дети идут в школу. Учителя обычно об этом говорят – что ожидает детей в первом классе. Нужно понимать, что у ребёнка, когда он приходит в первый класс, или в другой класс пришёл из другой школы, основная задача – коммуникативная. Установить контакт с ребятами, научиться с ними общаться, найти друзей. И надо понимать, что учёба тут уходит на задний план. Надо помогать ребёнку, но прежде всего разговоры должны быть в плане общения – в этом ему нужна помощь. Во втором классе возникает проблема оценок – и для ребёнка, и для родителей. Если быть к этому готовым и помочь ребёнку – всё будет нормально. В каждом классе есть свои нюансы, о которых надо что-то знать… Если ребёнок учится сам – это здорово, если есть возможность ему помочь – ещё лучше. Родитель должен идти вместе с ребёнком. Если он в курсе всех событий – ребёнку легко и просто.
- Все знают, что ребёнок, который идёт в первый класс, сталкивается с такими элементарными трудностями – он не может сам собрать вещи, что-то найти. Когда родители привели его в школу – боится остаться один. Как учителя справляются с этой проблемой и чем отличаются методики, подходы к таким маленьким детям учительницы – и учителя-мужчины?
- Получилось два разных вопроса, на первый я уже почти ответил: представьте себе многодетную маму, как она управляется с этими детьми…
- Или папу.
- Папа очень часто устраняется. Мужчины и женщины-педагоги чем различаются? Особых отличий каких-то нет. Тоже надо по аналогии с семьёй смотреть. Мама – папа, мужчина – женщина. Мама чуть больше внимания уделяет детям, она готова их выслушивать, многократно повторять какую-то вещь, которую она считает важной. Папа не любит часто повторять, не любит делать какие-то рутинные вещи, которые мама спокойно воспринимает; любит, чтобы его указания сразу же выполнялись. Вот такие нюансы. Скажем, я не очень люблю малышей, первоклашек – потому что с ними надо войти в роль мамы, одно и то же повторять многократно. В третьем, четвёртом классе с ними уже приятно работать, с ними уже можно договариваться, можно говорить, как со взрослыми…
- То есть в первом классе учитель выполняет роль няни, воспитательницы, а не учителя.
- Няни, воспитательницы, успокаивателя, слёзовытирателя. И учителю-мужчине это приходится делать, ничего в этом страшного нет.
- Скажите, а у вас есть какие-то собственные приёмы, какие-то методики, которые вы применяете в обучении?
- Это, с моей точки зрения, ещё одно отличие учителя-мужчины от учителя-женщины: мужчина может позволить себе глубже нырнуть в профессию, у него на это больше времени. Всё-таки у женщины на первом плане семья, она много времени этому уделяет – и школа, профессия всё-таки на втором месте у неё.
- А мужчина может полностью отдать себя профессии?
- Не может, он тоже должен быть в семье, тоже должен заниматься детьми, если они есть, и помогать… Но как-то так получается, что он глубже может погрузиться в свою профессию. Поэтому, конечно, есть какие-то интересные приёмы, наработки, позволяющие детям полегче научиться считать, какие-то приёмы в русском языке. Какие-то приёмы, взятые из методик интересных: скажем, скорочтение или быстрый счёт. Есть какие-то наработки, которые детям помогают учиться. Моя задача – помочь им учиться. И для детей это серьёзное подспорье – долгое время я нахожусь на их стороне. Как говорил известный педагог Симон Соловейчик, редактор газеты «1 сентября»: не бойтесь помогать детям на первых контрольных, чтобы потом они научились всё делать правильно. Чтобы перестали бояться, чтобы знали, что у них всегда есть помощник, который играет в их команде. Если учитель большую часть времени играет на их стороне – это хороший учитель, с моей точки зрения.
- Сейчас очень высокие нагрузки в школе, программы усложняются, в них включаются дополнительные сведения в результате научно-технического прогресса. Скажите, не слишком ли велика нагрузка на младших школьников? У них много домашнего задания, над которым они сидят практически весь остаток дня, потому что всё медленно делают. Плюс ещё у них дополнительное образование, всякие спортивные, музыкальные школы. Как вы считаете, как можно разгрузить младшеклассника?
- Во-первых, учитель должен понимать эту ситуацию и долгое время находиться на стороне ребёнка. Где-то переходят на предметное образование и в младшей школе, но хорошо, что в основном один учитель ведёт несколько предметов – у него есть возможность сегодня больше внимания уделить русскому языку, завтра – математике, тут – праздник какой-то, расслабиться… Это и с домашними заданиями связано.
С домашними заданиями – я готов подарить учителям простую идею: дети в моём классе работают в тетрадях двух видов. Тетрадь для классных работ – за неё отвечаю я, это моя работа, и что там ребёнок делает, как там пишет, какие оценки за это я ставлю – это остаётся в классе, родители даже не видят этих тетрадей. И тетрадь для домашних работ – это работа учеников, немножко – их родителей, если они вместе выполняют эти задания. Идея очень простая: я очень строго подхожу к оценке, но если ребёнок набирает пять пятёрок по домашнему заданию, я пишу: «Без д/з». Освобождаю его от домашнего задания. А если он пять дней подряд получал пятёрки – пишу: «Без д/з два дня». Я понимаю, что это сильный ребёнок, ему эти домашние задания не очень нужны, он и так всё понял. Это хороший стимул – и самые слабые дети через месяц добираются до этой пятой пятёрки.
- Скажите, дети в младшей школе боятся получить плохую оценку, у них даже иногда развивается какой-то невроз, страх перед плохой оценкой. В первом классе оценки не ставят, начинают, по-моему, с середины второго класса ставить оценки… Как вы справляетесь с этим, что делаете, чтобы дети не боялись?
- Успокаиваю родителей. Все проблемы от родителей идут, они начинают переживать: их оценка собственных детей не совпадает с оценками детей в школе. И на этом этапе надо разговаривать. Больше разговаривать с родителями, с детьми, успокаивать их. Когда успокоятся родители – ребёнок будет спокоен. Если у меня отличник получает двойку в середине третьего класса, я предлагаю устроить праздник первой двойки. Это же должно запомниться как-то? Ну и зачем на это всерьёз обращать внимание – таких двоек ещё будет много! (смеётся)
- Сейчас ввели инклюзивное обучение: считается, что детям с какими-то проблемами, –может, опорно-двигательного аппарата, какими-то другими, – будет лучше учиться в обычных классах. Как вы считаете, не велика ли нагрузка для учителя – или учитель в состоянии справиться, если какой-то из детей испытывает трудности?
- Надо думать не об учителе, а об этих детях. И об обычных детях, которые в классе сидят, куда приходит этот ребёнок. Это общение нужно и важно и тем, и другим. Только так мы воспитаем настоящее общество добрых людей. Людей, которые могут принимать особенности других, физические в том числе. Но делать это нужно очень тонко. Я бы первое время дал возможность таким детям просто приходить в школу – на праздники, на какие-то интересные занятия. Ребёнок просто прикреплён к этому классу. Ему всё равно нужен индивидуальный подход – и такое общение даст очень многое этому ребёнку. Но надо дать ему возможность войти в этот класс, приходить к детям, общаться с ними, разговаривать с другими детьми. Они с удовольствием это делают – дети добрые, отзывчивые существа…

- Вопреки существующему мнению, что дети жестоки и будут дразнить – на самом деле это не так?
- Что значит – дети жестоки? Я бы сказал – детский коллектив очень жёсток, в нём существует иерархия, какая-то борьба за своё место под солнцем, и взрослым вмешиваться нужно очень осторожно. Нужно держать в рамках, контролировать, но вмешательство не должно быть очень резким, иначе – коллектив всё равно разберётся сам…

- Наше время заканчивается. Какое краткое напутствие вы дадите родителям младшеклассников?

- Вы должны работать дальше. Вы уже многое сделали, много помогли своему ребёнку, а теперь – не отпускайте руку: ведите его дальше. Интересуйтесь, чем он живёт, помогайте ему, участвуйте как можно больше в его школьной жизни – это, в конце концов, украсит вашу жизнь, вы сами вторую жизнь проживёте. И вашему ребёнку будет легко учиться – спокойнее, комфортнее.

Рассказать друзьям!